Средиземноморье за мир


Против войны без равноудаленности

Мы не равноудалены от этой войны. Мы вместе с гражданским населением Украины. С миллионами беззащитных детей, женщин и мужчин, которые сейчас подвергаются бомбардировкам Путина.

Война против гражданского населения — это форма всех современных войн. Всячески способствовать ее продолжению, превращению в бесконечную бойню, в риск ядерного холокоста — это глупость и ответственность, которую будут нести те, кто раздувает пламя перевооружения, в то время как украинский народ представляет собой мясо на убой.

 

О сопротивлении агрессорам

Есть украинское сопротивление, к которому мы относимся с глубочайшим уважением. То сопротивление, которое приняло тысячу различных форм; сопротивление народа, который не поддается неоправданной агрессии деспота, вторгшегося на его землю с разрушительной армией и оружием. Автократа, которого, однако, Европа — «колыбель демократии» — холила и обогащала в течение последних двадцати лет.  Мы повторяем: в этой войне для нас не может быть равноудаленности. Те, кто нападает и вторгается с танками и запускает ракеты и кассетные бомбы по городам, домам, университетам и больницам, не могут иметь никакого оправдания. Это никогда не может быть оправдано».

 

О преступлениях против человечности и праве на самозащиту

В ошеломляющем соревновании между преступниками, угрожающими нашей планете, Путин, безусловно, занимает первое место. Очевидно, что список подстрекателей и исполнителей преступлений против человечности длинный и сквозной: от тех, кто бомбит детей в Йемене бомбами, поставленными нашей страной, до тех, кто финансирует ливийские лагеря, где насилуют женщин, пытают и убивают беззащитных людей. Но бесчестье нельзя уравновесить другим бесчестьем.

Для нас люди в Украине и во всех уголках мира, которые страдают из-за всех этих преступников, все те, кто беспомощен перед бесчестьем и поражением войн, — братья и сестры. Те, кто пытается защищаться изо всех сил, чтобы не дать логике силы и насилия взять верх над всеми правами человека, над всеми возможностями сосуществования, имеют на это право. Так же, как они имеют право бежать, бросать всё, спасать себя и своих детей, сотни тысяч людей, которые в эти часы пытаются не стать мишенями или заложниками и добраться до европейских границ. Законное право атакуемых на сопротивление не может стать оправданием для европейских правительств, до вчерашнего дня трусливо молчавших перед лицом преступлений Путина и делавших бизнес со своими олигархами, чтобы умыть свою совесть, рискуя способствовать дальнейшей эскалации войны.

 

Борьба за мир. Сопротивление, бегство, неповиновение.

Борьба за мир, против войны не может означать отправку оружия без смелых политических и дипломатических инициатив: правительства европейских стран должны добиваться немедленного прекращения огня и создавать условия для переговоров на высоком уровне с участием всех действующих лиц, предлагая им гарантии нового порядка возможного сосуществования, при взаимном уважении, в рамках безопасности, исключающей применение силы.  Сопротивление, бегство и неподчинение войне и ее логике — это сегодня самая трудная битва, но и единственная, которая может представлять собой надежду на будущее наших несовершенных демократий, включая украинскую. Рождение новой Европы, нового мира не может основываться на очередной кровавой бойне: это уже пройденный путь, который привел нас сюда, на край пропасти. Крупные производители и торговцы оружием, которые делают огромный бизнес в то время, как люди умирают, не должны иметь право определять политику современных обществ, так же, как и владельцы энергетических монополий, которые не испытывают никаких угрызений совести перед лицом любой диктатуры или преступности в любой точке планеты.

Сопротивление, бегство и неповиновение для нас означает поддержку всех усилий, направленных на немедленное сложение оружия: поощрение переговоров и посредничества, борьба за то, чтобы наши правительства были привержены поиску политического и геополитического решения, которое сейчас предотвратит объявленную бойню. На эту бойню нацелена «трансверсальная партия войны», культурная модель которой все еще преследует трагическую иллюзию военного сдерживания как единственной системы равновесия и сосуществования в Европе и на всей планете. Сопротивление, бегство и неподчинение для нас означает поддержку оппозиции и несогласия с войной, которую тысячи и тысячи людей мужественно и грозно осуществляют в России.

Сопротивление, бегство и неповиновение означает осуществление конкретных действий, над которыми мы работаем, чтобы облегчить спасение от войны беженцев — всех беженцев без постыдных этнических или национальных различий — которые пытаются достичь границ с Польшей и Румынией. Преодоление печально известного Дублинского регламента должно стать устоявшейся практикой, когда Европа принимает всех людей, прибывающих к ее границам, спасаясь от дискриминации и преследований, экономических и экологических катастроф, насилия и войны.

Сопротивление, бегство и неповиновение для нас означает продолжение и возобновление практики спасения гражданских лиц на море в центральной части Средиземноморья для помощи людям, пытающимся спастись из ливийских лагерей, которые — как и все те женщины, мужчины и дети, спасающиеся от дискриминации и насилия, преследований и войны — рискуют быть забытыми в нынешнем сценарии.

 

Против «реальной политики» бесчеловечности

Говорят, что мы живем в мире грез и утопий, потому что мы не занимаем позиции государств и военных штабов, и не предлагаем решений, которые следуют шаблонам Realpolitik. Но именно этот бесчеловечный, якобы «политический реализм» и привел нас к этой точке. Поэтому мы говорим, что лучше преследовать мечты и утопии, чем культивировать кошмары. Мы не слушаем никаких пророчеств. Мы слушаем и поддерживаем Папу Франциска в практике сопротивления, бегства и неповиновения войне. Мы мечтаем о Европе, которая, наконец, примет общую внешнюю и оборонную политику, продолжит строительство транснационального пространства, не только экономического, но и социального и политического, спроецированного на евро-азиатский и евро-средиземноморский характер, и способного развивать политику мира и разоружения, начиная с ядерного разоружения, солидарности и сотрудничества между народами, уважения и утверждения основных прав людей.

Мы в долгу перед нашими братьями и сестрами, которые сейчас страдают в Украине.

Совет директоров МЕДИТЕРРАНСКОГО ОБЩЕСТВА СПАСЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА 

4 марта 2022 года — Первая неделя войны